"Нас слишком мало, чтобы делиться"
Отец Николай Дубинин о Питере, пастырстве молодежи и катехизации
фото - Дмитрий Калинкин и Евгений Мартынович
ДРОБЬ: После долгого служения в Москве, Вас назначили в Санкт-Петербург. Как Вам в северной столице?

Отец Николай Дубинин: 18 лет назад я начинал свое служение как священник именно в Питере. И с 2005 года, когда я начал преподавать в семинарии, никогда с Санкт-Петербургом контакта не терял. Так что каких-то «ломок» или «акклиматизации» не было.

ДРОБЬ: Говорят, что люди делятся на тех, кто очень любит Питер и тех, кто ненавидит. А у Вас как?

Отец Николай Дубинин: У меня смешано. Климат может смущать, конечно. Некоторые вещи для человека, привыкшего к московскому быту, непонятны и не вполне приятны. Но, несомненно, я отношусь к тем, кто Петербург любит. Город прекрасен и неповторим. К тому же, у нас в один день с ним день рождения. Как же я могу его не любить?

ДРОБЬ: Ага, то есть у Вас все сошлось?

Отец Николай Дубинин: Да-да. Разница ровно в 270 лет.

ДРОБЬ: Скажите, нет ли у Вас ощущения, что в последнее время очень много всего происходит в Церкви? У Вас лично – новое назначение и служение. Семинар церковных журналистов... Новое масштабное обсуждение приходов, инициированное Архиепископом…

Отец Николай Дубинин: Ощущения чего-то чрезвычайного - нет. Да, много всего происходит. Но бывали и гораздо более бурные времена.

ДРОБЬ: Недавно меня пригласили в группу в ВК для католической молодежи. Это Вы ее создали?

Отец Николай Дубинин: Да.

ДРОБЬ: Как Вы к этому пришли? Это вынашивалось или было спонтанным решением?

Отец Николай Дубинин: Непосредственным импульсом была встреча Архиепископа с молодежью в Санкт-Петербурге. Но на самом деле идея созревала уже какое-то время… Мне вообще близки общение с молодежью и служение молодежи. Этим летом был на всероссийской встрече молодежи на Байкале. И я подумал, что католической молодежи в России общения не хватает в любой его форме. Да и на той самой встрече с Архиепископом все согласились, что информации и обмена информацией не хватает. После встречи я искал, но не нашел ни одной группы в ВК, которая бы объединяла молодых католиков в России не по принадлежности к приходу или иной какой-то группе, а вообще. Общей площадки нет. А я сторонник того, что нужно быть вместе. И чем больше мы общаемся, несмотря на все наши деления на приходы, движения, епархии и прочее, тем лучше. Нас слишком мало, чтобы делиться. А мы слишком мало друг друга знаем…
ДРОБЬ: Многие говорят в последнее время о пастырстве молодёжи. А что это, и главное - зачем? Кто и когда решил, что это нужно молодёжи? Есть запрос?

Отец Николай Дубинин: О запросе нужно, прежде всего, спрашивать саму молодежь. Меня немножко, конечно, коробит такая формулировка - «кто решил». Быть с молодежью - это нормальное явление и проявление жизни Церкви. Внимание к молодежи в Католической церкви всегда было и есть. Мы просто были лишены этого до начала 90-ых. И когда Церковь возродилась, это было на волне повышенного внимания Иоанна Павла II к молодежи... Он задал всей Церкви новый импульс. Думаю, что это здорово и правильно. Вспоминаю свой опыт, когда у нас только начиналась приходская жизнь (мне было 19-20 лет). С нами были священники и монахини, мы постоянно общались, было весело и живо. Сейчас, конечно, времена поменялись. Но в глубине все равно остается необходимость – вполне очевидная.

ДРОБЬ: Вы любите прогнозировать и думать про будущее?

Отец Николай Дубинин: Бывает.

ДРОБЬ: В ноябре Вы сделали очень крутой доклад про пастырство, в котором Вы прогнозируете острую нехватку священников через 10-15 лет. Видите ли Вы Россию в будущем вообще без священников?

Отец Николай Дубинин: Многое в руках Бога. Я с доверием отношусь к Его воле. У нас в прошлом тоже были трудные времена. Но ничто не может убить существование Церкви полностью. Так что я верю, что Церковь будет. Вопрос в том, в каком виде. Призвание к священству - это дар Божий. И оно просыпается не только потому что кто-то «что-то почувствовал в себе». Иногда все всё понимают, молятся, трудятся, а призваний нет. А иногда – наоборот. Это тайна.

ДРОБЬ: И еще один вопрос про будущее. Сейчас в нашей епархии началось обсуждение роли приходов. Что Вы об этом думаете? Как Вам кажется, будет ли у этого обсуждения результат и какой?

Отец Николай Дубинин: Определенный скепсис есть. Но я уверен, что такое обсуждение очень нужно. И даже не само по себе, а именно как некое пробуждение впоследствии. Я мыслю оптимистично. Но мой оптимизм не в том, что «мы все такие молодцы сейчас все правильно решим», а в том, что через нас в этом обсуждении может действовать Святой Дух. А скептицизм у меня по человеческим статьям: мы можем быть слишком пассивными, слишком клерикальными, равнодушными. Мы можем бояться открытого обсуждения. Может сказаться советское наследие: есть опасение, не будет ли обсуждение формальным или показушным (в стиле: «проведены правильные мероприятия, предложены правильные ответы»… а в конце все похлопают, и ничего не поменяется). Надеюсь, так не будет. Я рад, что инициаторы и организаторы сделали все возможное, чтобы данное обсуждение состоялось и не кануло в никуда.

ДРОБЬ: Вы катехизатор?

Отец Николай Дубинин: Каждый священник по своей сути рукоположения является катехизатором. Если конкретно, то у нас нет прихода в Питере, как не было и в Москве. Но я и там работал со взрослыми и молодежью, и здесь веду небольшую группу. Плюс, я являюсь координатором пастырского центра в нашей епархии.

ДРОБЬ: Куда деваются все катехизаторы после окончания школы катехизаторов? Они пригождаются своим приходам? Есть у вас такой вопрос?

Отец Николай Дубинин: У меня есть такой вопрос. Я не мог с ним не столкнуться, когда Архиепископ попросил меня заняться координацией пастырского центра. В московской Школе катехизаторов за все эти годы – 20 лет – при весьма значительном количестве слушателей было всего 19 выпускников. И далеко не все из них получают каноническую миссию и активно включаются в катехизацию. Люди, к сожалению, теряются. И причин этому много. Это часто личные обстоятельства людей. Кто-то иногда не может посвящать этому время. Кто-то теряет первоначальный энтузиазм. А иногда причина и в несвободе от клерикальной модели Церкви. Когда всё слишком завязано на настоятеле прихода и монашествующих, когда мы начинаем воспринимать их присутствие не как необходимые помощь и поддержку, а как освобождение от ответственности: «у нас есть сестры, зачем нам миряне»? Такой подход, как минимум, расхолаживает…

ДРОБЬ: Нам хватает катехизаторов?

Отец Николай Дубинин: Не хватает. Катехитическое поле безгранично. Жатвы много, а делателей мало.
Made on
Tilda