сферы . кубики. пирамиды
E pur si muove! Заметка о сферических церквях и верчении
Ольга Щедрина предлагает читателю заметку о церквях в форме сфер с кратким толкованием их динамичного языка.
Проект сферического здания церкви, Арх. Чезаре Беневелло, иллюстрация из L'illustration журнала Universel №224, 12 VI 1847.
Язык сакральной архитектуры «любит» сферу, — этот говорящий образ мироздания, космоса, земли и небосвода, близкий и понятный и нехристианским культурам (см., например, Матримандир в Ауровиле, Индия).
Один из самых распространённых способов цитирования насыщенного образа сферы — возведение купола. С развитием технологий появилась возможность строительства церквей и куполов полностью сферической формы.
Прекрасная иллюстрация нынешних городских и культурных доминант. Фотография называется « Храм преподобного Серафима Саровского: портрет на фоне» (Ансамбль Москва-Сити). Фотография: пользователь facebook.com Александр Лавров
Хотя церковные здания не движутся сами, они, всё же, уже и не выступают в роли недвижных социальных axis mundi, как это было в старину с соборами и главными монастырскими храмами. Мир, в котором церковные строения доминировали в городском ландшафте и служили ключевыми градо- и культуро- образующими полюсами, — стремительно уносится в прошлое. Сегодня церковные здания вынуждены вертеться (в переносном смысле), чтобы вести диалог с городом, даже если они всё еще служат верным ориентиром на местности. Задача архитектора, таким образом, часто сводится именно к грамотному включению церкви в этот «урбанистический танец». Два приведённых ниже проекта храмов-сфер «вертятся» и говорят с городом по-разному…
Церковь святой Троицы / Eglise de la Sainte Trinité, Женева (Швейцария), проект 1984, постройка 1994. Арх. Уго Брунони / Ugo Brunoni
Церковь святой Троицы в Женеве

Храм римско-католической церкви в центре Женевы. Розовый гранитный шар, говорящий о единстве и общении Святой Троицы, а также о земле: мире, покоящимся на воде, — символе плодородия и жизни.
Значительные по размерам подогнанные друг к другу каменные блоки создают основной объём здания. Массивная конструкция окружена рвом с водой и, кажется, стоит на воде, словно корабль или сам Христос, шагающий по водам.

Вход в здание происходит через либо через внутренний двор ансамбля из нескольких строений, либо через проход, образованный бетонными колоннами-рёбрами прямо через здание, что выходядит фасадом на главную улицу. Вместе с храмом и другим, перпендикулярно размещённым, оно составляет единый ансамбль и служит своего рода высокой оградой или «завесой» для церкви (со стороны улицы сфера оказывается полностью закрыта зданием). Получается, что церковь, с одной стороны, «играет в урбанистические прятки», а с другой — неколебимо свидетельствует о необходимости поиска и сохранения «жемчужины веры». Жемчугом, как известно, не разбрасываются и он трудно добывается.
Вход в нижнюю часовню осуществляется прямо через мостик на уровне земли, надо рвом, говорящим о необходимости пройти через воды крещения. Эта часовня освещается окнами, прорезанными в нижней части сферы. Изнутри они эффектно светятся благодаря витражам, изображающим звёздное небо.

Чтобы войти в основное помещение храма, необходимо подняться по лестнице и пройти по небольшому мостику на уровне второго этажа, что символизирует небесное предназначение и Божественное усыновление крещёных.

Внутри неф освещается большим световым четырёхчастным люком-башней, выступающим из здания. Четыре части люка позволяют отбрасывать внутрь тень-крест, интерьер в буквальном смысле осеняется крестным знамением.

Световая башня расположена прямо над главным алтарём. Остальные 12 маленьких круглых окон-иллюминаторов (по числу апостолов) со стёклами разных цветов, обрамляющих сферу по верхней окружности, добавляют внутреннему пространству интересной световой игры.

Церковь Богоматери / Chiesa Madre, Новая Джибеллина (Сицилия, Италия), проект 1972–1984, строительство 1985–1997, 2007-2010. Арх. Людовико Кварони / Ludovico Quaroni
Джибеллина — небольшой город и коммуна в Италии, в провинции Трапани, в центральной части Сицилии. Городок был разрушен землетрясением 1968 года. Новый город, Новая Джибеллина (Джибеллина Нуова), был построен в 11 километрах от старого, к его проектированию были подключены многие известные художники и архитекторы Италии.

Архитектором сферической церкви стал Людовико Кварони (1911–1987).

В старом городе храм располагался в центре города и был легкодоступен. Решение поставить церковь на краю нового города, а не на главной площади, не согласовывалось с привычками местных жителей, но именно это позволяло её выделить. «Собор-жемчужина» возводился на небольшом холме с видом на городскую равнину. Своей формой и цветом храм должен был символизировать возрождение, сияя над долиной и притягивая взгляды.

Людовико Кварони завершил проект в 1972 году, желая сотворить не просто храмовое здание, а настоящий памятник случившейся трагедии и живой надежде, своеобразную «корону города».

Здание спроектировано с учётом принципов французской «Говорящей архитектуры» (Леду, Булле и др.) и поддерживает идею «чистых объёмов» Ле Корбюзье. «Французскость», тем не менее, не означает, что проект не учитывает местные традиции, а именно — традицию возведения куполов. Сицилийские купола сохраняют некоторые стилистические черты арабской архитектуры. Именно им приписывают и именование города «Джибеллина» (арабское Gebel — означает гору или высоту).

Действительно, сфера не служит основным пространством церкви, а выступает своеобразным «вывернутым» куполом, в который упирается основной неф. Литургический зал служит своеобразной дополнительной опорой сфере, которая проникает в зал на восьмую её часть. Неф же представляет из себя в плане квадрат, в котором вход и алтарная часть (с кусочком сферы) размещены по одной из его диагоналей.
Кварони говорил, что простота куполов арабского периода на Сицилии, лишённая фонарей или шпилей, — символична, что это образ совершенства, вселенной, бесконечности, единства. Контрастирующие квадратные или прямоугольные в плане постройки, включая основной зал и вспомогательные помещения рядом со сферой, по мнению архитектора, представляют человечество, стремящееся к Творцу.

Символическая встреча человека и Бога в алтарной части, где и совершается Евхаристическая жертва. Взгляд верующего упирается в округлую алтарную стену, не в состоянии охватить целого и увидеть всего ожидаемого великолепия, что говорит языком архитектуры о вере без видения, а также о вере в невидимое.

Квадратный неф имеет скромные размеры. Разворот церкви по диагонали усиливает впечатление устремлённости к алтарю. Это же стремление поддерживает и уклон пола, говоря также о необходимости умаления верующего.

Наружный амфитеатр, устроенный вокруг сферы, может быть использован приходом для проведения собраний и встреч, что и делается.

Контраст между трансцендентным и материальным, Богом и человеком, подчёркивается используемыми материалами и их цветом. Трансцендентное великолепие белой сферы сочетается с тёмными кубическими постройками.

Судьба у проекта долгая и сложная. Созданный в 1972 году, утверждён он был лишь в 1984. Строительство началось в 1985. В 1987 Людовико Кварони умирает. Как это случается, стоимость проекта росла с каждым годом, а с 1992 здание начало разрушаться, потребовав дополнительных решений и средств. Финансирование проекта и работы прекратились примерно в 1994 году. С тех пор недостроенное здание только ветшало. Церковь, которая должна была символизировать возрождение после землетрясения, сама стала руинами ещё до того, как была открыта. Так она стала подавляющим знаком для города.

В 2007 году, благодаря интересу со стороны Регионального департамента архитектуры и современного искусства, церковь было решено достроить. Строительные работы велись до 2010 года, когда здание было освящено и открыто для публики.
Идея создания церкви-шара — не нова. Например, один из таких проектов был опубликован в середине XIX столетия в журнале «Иллюстрация».
Проект сферического здания церкви (разрез), Арх. Чезаре Беневелло, иллюстрация из L'illustration, №224, 12 VI 1847.
Справка: Прошлые мечты о церкви будущего

Сфероидальная церковь была спроектирована Чезаре Беневелло в Париже в сложные времена. Недовольство народа «отреставрированной» монархией нарастало и вот-вот должно было привести к революции, случившейся в феврале 1848 года. Упомянутый проект был опубликован за 8 месяцев до неё, когда тема борьбы и героизма, противления старым устоям и школам, стала ведущей в художественном отношении. Архитекторы же поддерживали эту мысль попыткой отойти от ордеров. Проект Чезаре — именно такая попытка. «Долой навязанные античностью языческие формы церковных зданий!» — как бы сообщает эта церковь. Огромная сфера, символизирующая вселенную, должна была быть покрыта позолоченным металлом и покоиться на восьми гигантских херувимах, между которыми пролегали бы четыре (в каждом направлении из сторон света) лестницы, ведущие к четырём входам в основании сферы. Вся конструкция должна была опираться на объёмный стилобат, украшенный по всей его протяжённости барельефом, который представлял бы историю человечества с самого момента его возникновения до конца времён.

Подробности проекта см. в оригинальной публикации по ссылке (французский).

Made on
Tilda