"...смелость в нашей Церкви - это прямо говорить, что думаешь и по адресу"
Интервью с Оксаной Пименовой, участницей Синода по делам молодежи
ДРОБЬ: Итоговый документ Предсинодальной встречи молодежи это все, что легло в основу работы Синода? Или было что-то еще?

Оксана Пименова: Нет, было 4 основных источника. Итоговый документ встречи – лишь один из них. Работа началась два года назад, и в основу рабочего документа, с которым мы могли ознакомиться еще до Синода, легли: материалы конференций католических епископов, материалы экспертного семинара и материалы онлайн-опросника.

ДРОБЬ: А сколько еще на Синоде было аудиторов, кроме тебя?

Оксана Пименова: Всего было 49 человек, 34 из них – молодые люди.

ДРОБЬ: Когда ты узнала, что поедешь на Синод?

Оксана Пименова: Мне написали в конце июня из секретариата Синода. Спросили готова ли приехать. Я сказала, что готова. А потом уже сообщила Архиепископу.

ДРОБЬ: Сам Синод длился месяц, верно?

Оксана Пименова: Да.

ДРОБЬ: Кем ты работаешь, что тебя отпустили на месяц?

Оксана Пименова: Во-первых, я репетитор по обществознанию. И еще последний год работаю секретарем в Обществе Иисуса.

ДРОБЬ: А почему именно ты?

Оксана Пименова: Этот вопрос я тоже себе задаю. Большинство участников на Синоде были участниками Предсинодальной встречи. Некоторые приехали по решению ККЕ. Но все это активная молодежь: лидеры движений, катехизаторы, участники различных групп. Что касается меня, то на Предсинодальную встречу меня рекомендовала наша ККЕ, а точнее отец Даниэле. Мы с ним давно знакомы. Плюс я знаю языки, уже несколько лет интересуюсь служением в Церкви. Потому что был период, когда я приходила, чтобы получать, а сейчас, кажется, созрела для того, чтобы больше отдавать. Это совпало с предложением епископа некоторое время назад стать участником организационной группы молодежи, которая ответственна за его встречи с молодежью. А в прошлом году мне предложили стать секретарем этой группы. Плюс я состою в Обществе для призваний. И меня тема призваний волнует именно в связи с ее противоречивостью.
Так что сначала моя кандидатура была выбрана благодаря рекомендации отца Даниэле, а потом уже это было решением секретариата Синода. Почему из 300 участников Предсинодальной встречи выбрали именно тех, кого выбрали, и почему там оказалась именно я –не знаю.

ДРОБЬ: Сколько языков ты знаешь?

Оксана Пименова: Английский, испанский и немножко корейский.
ДРОБЬ: Ты все еще молодежь в отличие от меня. Ты участвуешь в Предсинодальной встрече. Потом едешь на сам Синод, который по сути посвящен и тебе тоже, как части этой самой молодежи. С какими личными проблемами и вопросами ты туда ехала? Ты что-то лично для себя хотела там решить?

Оксана Пименова: Во-первых, я не очень хорошо представляла, как это работает. Во-вторых, я осознавала, что Синод не решит какие-то проблемы, да это и не та площадка…

ДРОБЬ: А где эта площадка для решения проблем?

Оксана Пименова: Это наша конкретная поместная Церковь. И у меня все время была такая мысль – что конкретно для реальности России я смогу привезти с Синода? О тех проблемах, которые вижу, о нашей реальности я там рассказала, конечно. Но я так же ехала туда, чтобы обогатиться опытом других, опытом вселенской Церкви. Я надеюсь, что нужная площадка у нас здесь появиться, что она будет создана и одобрена.

ДРОБЬ: Вот вы с Архиепископом Пецци вернулись из Рима, и прошла встрече в Кафедральном Соборе в Москве. Скоро пройдет еще одна, тоже в Москве. Вы поделились опытом участия в Синоде с сотней человек. А что дальше? У нас еще три епархии. Это же по сути уникальное событие. Как его использовать по максимуму?

Оксана Пименова: Поделиться это не значит просто рассказать о своем опыте 100 людям. Поделиться это значит предпринять определенные шаги, чтобы полученный опыт пригодился Церкви в нашей реальности. Об этом я сейчас уже размышляю.

ДРОБЬ: Ты по возвращении почувствовала удовлетворение от Синода? Какую-то завершенность?

Оксана Пименова:
Я ехала, думая, что я несу что-то от имени нашей молодежи. Хотя я понимаю, что многие молодые католики даже не в курсе, что какая-то там Оксана от их имени ездила на Синод. Тем не менее, я чувствовала эту ответственность. Но получилось, что… мы, молодые аудиторы, поняли там, что все только-только начинается. Это старт, и постсинодальный процесс – гораздо важнее.

ДРОБЬ: У нас очень часто говорят, что молодежь должна быть смелая. Папа говорит. Епископ Пецци говорит. А в чем должна проявляться эта смелость? Я понимаю, когда речь идет о преследуемой церкви на ближнем востоке. А у нас, в России? О какой молодежной смелости речь?

Оксана Пименова: Этот призыв трансформируется для каждой конкретной реальности. В России ты в меньшинстве в секулярном обществе, где быть верующим почти ненормально. Думаю, что смелость в нашей Церкви - это прямо говорить, что думаешь и по адресу. Не просто критиковать где-то за спиной, но открыто заявлять о тех проблемах, которые ты видишь. Проблема в пассивности. Я вижу огромное количество пассивных людей. Смелость именно в активности. Не ждать пока тебе что-то скажут, как надо, а предложить. Смелость говорить прямо, смелость предложить себя, смелость в повседневной жизни, смелость реально служить.

ДРОБЬ
: У тебя есть призвание?

Оксана Пименова: Да, конечно.

ДРОБЬ: К чему?

Оксана Пименова: Призвание индивидуально. Его нельзя поместить в общую коробочку, общую форму. Призвание – это служение внутри формы, то, что я раскрываю постепенно. Сегодня я понимаю и чувствую, что Бог призывает меня служить католической молодежи в России теми талантами, которые Он дает.
Made on
Tilda