"Вера без дел мертва. А помочь может каждый"
Волонтеры рассказывают о своем служении
1
Дина Шагалова
ДРОБЬ: В чем именно заключается Ваше волонтерское служение?

Дина Шагалова:
Я занимаюсь волонтерским служением в Общине Святого Эгидия (Comunità Sant'Egidio), которая родилась в Риме 50 лет назад, и распространилась по всему миру, сейчас уже в 70 странах на разных континентах. Община создана вокруг бедных, молитвы и мира. Лично я координирую занятия для детей - Школу мира. Это еженедельные встречи, на которых мы учим детей дружить, интересоваться миром вокруг, помогать более слабым, решать конфликты диалогами и ценить мир. К нам приходит много детей мигрантов - мы считаем, что дети мигранты и русские должны расти вместе. Это единственный способ избежать национальных конфликтов во взрослом возрасте. Детям, у которых проблемы в школе, мы помогаем с домашними заданиями. На нашу Школу мира и другие наши служения приходит много молодых людей, чтобы помочь. Я думаю, что наши служения с Общиной Святого Эгидия могут стать большими возможностями для многих молодых людей, которые хотят жить осмысленной жизнью.

ДРОБЬ: Вы помните день, момент, когда решили начать служение?

Дина Шагалова: Я начала заниматься волонтерским служением 8 лет назад. Меня пригласила подруга в тот момент, когда я сама в этом нуждалась. Я пришла, чтобы помочь разово и осталась, когда поняла, что не нужно быть супергероем, чтобы помогать другим. Сначала я занималась раздачами еды для бездомных, потом, 3 года года назад, мы создали Школу мира.

ДРОБЬ: Что послужило толчком? И что Вас мотивирует?

Дина Шагалова: Меня мотивирует дружба. Мы стараемся стать друзьями со всеми бедными, кого встречаем - с детьми-мигрантами, бездомными, стариками в доме престарелых. Также сильно помогает осознание масштабов нашей Общины - что, например, в Африке наши друзья проводят такие же Школы мира или раздачи еды для бедных, живут тем же духом. И, конечно, Евангелие дает силы. Мы читаем слова Евангелия каждый раз после служения, и получаем ответы на многие вопросы.

ДРОБЬ: Как Вы думаете, связана ли Ваша вера с Вашим волонтерством?

Дина Шагалова: Я пришла неверующей. Можно сказать, что бедные помогли мне прийти к вере. Община родилась в католической стране, но в Москве большинство из нас - православные. Я считаю, что Община Святого Эгидия доказывает, что в вопросах помощи бедным все христиане могут быть едиными.
2
Марта Скугорева
ДРОБЬ: В чем именно заключается Ваше волонтерское служение?

Марта Скугорева:
Так получилось (наверное, Дух Святой вел), что моя тема - бабули, дедули. Они меня любят и доверяют. Как показала практика, не каждому они доверяют, это чего-то и стоит. Почти всегда я могу войти с ними в контакт и мне просто они нравятся!
Помощь материальная, нематериальная (письма, открытки, посещение домов престарелых) пожилым (фонд "Старость в радость"), делюсь информацией об акциях, нуждах фонда.
Приходская помощь - отвезти, привезти бабушек, позвонить, просто поговорить, навестить кого-то, расшифровка интервью пожилых прихожан об их интересной жизни и пути в вере.

ДРОБЬ: Вы помните день, момент, когда решили начать служение?

Марта Скугорева: Задумалась надолго...
Почти пять лет назад я потеряла свою бабушку, так получилось, что она была для меня не второй мамой, а первой.
Может, кому после этого факта и захотелось быть волонтером, помогать другим пожилым, но это не я.
Объясню. Первые полтора года я не могла даже смотреть на бабушек, тем более, которые были хоть немного похожи на мою. Помню случай... Еду в трамвае, впереди меня стоит бабушка с такой же прической, цветом волос и ростом, как у моей. Стоит спиной. Мне стало физически плохо, хотелось бежать. И да, я вышла на следующей остановке. Вот такое состояние было.
Когда я это пережила, не полностью, но уже была более адекватная реакция, мне пришла мысль посмотреть информацию о благотворительных фондах. Я сначала ходила в фонды, на первые встречи, семинары... В фонды, темой которых была онкология, это было тоже близко. Были первые дни в хосписах, но я поняла, что пока я не могу помогать, что это мне нужна помощь (за 5 лет я потеряла подругу, дядю, бабушку от онкологии).
В одном из них один участник рассказал мне про фонд "Старость в радость", и началось потихоньку.

ДРОБЬ: И что Вас мотивирует?

Марта Скугорева: Сложный вопрос. Я смотрю на это как на дела милосердия, т.е. я делаю это не за спасибо, не для самоутверждения. Не знаю как описать, что меня дальше толкает в этом пути. Я просто делаю это. И это мне нравится!

ДРОБЬ: Как Вы думаете, связана ли Ваша вера с Вашим волонтерством?

Марта Скугорева: Думаю, не совсем. Думаю, добрым и открытым может человек и не верующий, как и злым может быть верующий.
Но вера определенно укрепила меня в моем желании, отогнала страхи в начале, помогла принимать отказ, когда ты протягиваешь руку помощи.
3
Алексей Сафронов
ДРОБЬ: В чем именно заключается Ваше волонтерское служение?

Алексей Сафронов:
В поисковом отряде Лиза Алерт я занимаюсь поиском потерявшихся людей. Мы ищем пропавших как в природной среде, так и в городе. Детей, пожилых, молодых и зрелых. Всех.

ДРОБЬ: Вы помните день, момент, когда решили начать служение?

Алексей Сафронов:: Да. Это было два года назад в августе.

ДРОБЬ: Что послужило толчком? И что Вас мотивирует?

Алексей Сафронов: Толчком послужила передача с интервью координаторов Лизы Алерт на радио "Вера". Мотивирует невозможность сидеть в тепле, когда в лесу замерзает ребёнок. Ведь чужих детей не бывает.

ДРОБЬ: Как Вы думаете, связана ли Ваша вера с Вашим волонтерством?

Алексей Сафронов: Отряд не строится на вере. Внутри никто не обсуждает веру, политику и т.п. На поиске времени на все это нет. Мы делаем общее дело. Разногласия в вере свели бы это дело на "нет". Лично же для меня скорее волонтерство вторично по отношению к вере: вера без дел мертва. А помочь может каждый.
Made on
Tilda