яков кротов
Хоспис ноборот
«Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей, так что смерть действует в нас, а жизнь в вас» (2 Кор. 4, 11-12).

Мы много думаем о смерти, боимся агонии. Это животное в нас, биологическое, позвоночник. Вершина человечности - сопровождать умирающего. Побыть рядом, преодолев подкожный страх заразиться смертью.

Павел говорит о Божьем. О богочеловеческом. О христианском. Умирать так, чтобы своей смертью облегчать другим жизнь.

Вот отец Александр Мень. Его смерть была к жизни других. Многие узнали о нём лишь как о жертве убийства, заинтересовались - и прочли его книги. Не было бы этих книг - его бы смерть не была бы к жизни других. Не было бы его проповедей, его исповедей, его улыбки и силы, - была бы бессмысленная смерть, эгоистическая, каких много в этом мире.

Его смерть была к жизни и нас, его прихожан. Она словно разбила скорлупу, в которой мы все находились.

Не открою тайну: мы все умрём, но не все изменимся. Нам Бог даёт возможность умирать, сопровождая других. Церковь - это хоспис наоборот. Не мы сопровождаем распятого, умирающего Спасителя - Он нас сопровождает. Наши болезни, наши слабости-дряхлости мы можем преобразить, чтобы не здоровые нас утешали, а чтобы мы их утешали, мы их сопровождали и вдохновляли, свидетельствуя, что смерть - не тупик. Смерть злая - она обнажает глубоко спрятанное в нас, и если мы злые в сердце, это вылезет. Так вот отдать сердце Богу и людям сейчас, до деменции. Нам хорошо - мы умираем и идём к воскресение, а кто живёт на бегу - бежит в таком перекуроченном, лживом, лукавом мире… Им больше поддержка нужна!

Дряхлея, мы должны не впадать в детство, а созидать детство, быть детьми, благодаря которым взрослые веселеют и ободряются. Не канючить, а улыбаться, не замыкаться, а согревать, не зудеть, а провожать в жизнь.

Так нас провожает Господь. Ведь мы собрались, чтобы вспомнить Его агонию, Его умирание. Таинство воспоминания Его смерти. Этот хлеб - Его умирающее Тело, это вино - Его истекающая жизнь. Так ведь не мы Его провожаем, Он нас провожает в жизнь, провожает Своей мучительной смертью, без которой само Воскресение не имело бы цены. Наша боль, наша тоска предсмертная - пусть и они будут наши, именно наши, не отравляя окружающих. Воспоминание о Его смерти выковыривает нас из-под плинтуса. Воспоминание о Его смерти перерабатывает наш страх в покой для окружающих. Воспоминание о Его смерти перевешивает ужас перед гнилостью и бессердечием мира, освобождает и переполняет - нам, скорее всего, не будет легче, а окружающим - будет. Ведь и Христос не Себя подбадривал, не Себя спасал, а нас вдохновляет, чтобы и мы вдохновляли дальше других, оставляя себе боль и передавая другим - воскресение.
Оригинал - facebook.
Made on
Tilda